IPB
     
 

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Христиане Сирии
Prediger
сообщение 31.1.2007, 2:34
Сообщение #1


Заслуженный Ветеран
*****

Группа: Servus Servorum Dei
Сообщений: 13584
Регистрация: 20.9.2005
Вставить ник
Цитата
Из: Русь - чудесная страна
Пользователь №: 1



Репутация:   457  



В гостях у христиан Сирии

[29/01/2007]

"Конфликт цивилизаций!", "Мировой джихад!", "Новый крестовый поход!", - каких только штампов не навешивают на нынешние непростые отношения между христианством и исламом. Тем, кого одолели мысли о "неизбежном" глобальном конфликте, я советую для снятия стресса поехать в Сирию. Мусульмане здесь ждут-не дождутся второго пришествия Исы (Иисуса), а христиане из уважения к Корану вместо вина причащаются соком изюма.

А где вы еще увидите, чтобы магометане и "люди книги" - как они называют христиан, молились вместе, и поклонялись мощам одних и тех же святых? Терпимость отнюдь не мешает сирийцам быть истово верующими людьми, в том числе православными.

Благая Весть зазвучала в здешних краях еще при жизни Спасителя. "И распространилась молва о Нем по всей Сирии", - говорится в Евангелии. Через эти безжизненные пустыни шли из Иерусалима в северную столицу Сирии - Антиохию апостолы Петр, Павел, Варнава. В горах Каламун жила ученица апостола Павла - Святая Фекла. Вера ее была так сильна, что когда она попросила Бога сделать проход в неприступных горах, Он расколол для нее скалу надвое. Современные христиане веруют в Господа нашего Иисуса Христа так же сильно, как и матушка Фекла. Если бы это было не так, то едва ли под алтарем церкви в Хомсе ими была недавно найдена истертая от времени каменная плита. В ее внутренней полости оказался + чудотворный Пояс Богородицы.

Сейчас, как и везде в мусульманских странах, здешним христианам живется не просто. Но благодаря гибкой политике президента Башара Асада в стране удается поддерживать межконфессиональный мир. Даже несмотря на потуги религиозных экстремистов, с некоторыми из которых мне довелось повстречаться на "дороге апостолов" из Дамаска в Антиохию.

Дамаск - альфа и омега человеческой истории. Здесь, согласно преданию, после изгнания из Эдема построили свое жилище Адам и Ева. И здесь же, как верят мусульмане, накануне Страшного суда спустится на Землю Иисус. Библейская земля, осколок небесного сада+

"Шам, Шам!", - перекрикивая друг друга водители призывают путешественников забираться в чрева автобусов, выстроившихся шеренгой вдоль бетонного бордюра. "Карадж" ("вокзал") сирийского города Алеппо - это слишком громко сказано о загоне для четырехколесных "верблюдов" под открытым небом. Худой как жердь крестьянин в "арафатском" платке и пыльном халате, командует погрузкой в "пазик" жены и оравы ребятишек. Его слова тонут в оглушительном гвалте и кудахтаньи кур в клетках. С криками и смехом дети перебрасывают друг другу по цепочке птиц, туго набитые баулы, стянутые капроновой бечевой пакеты.

Пожилой шофер спешно рассовывает все это хозяйство по салону, чтобы освободить побольше места для пассажиров. Народ, впрочем, подобрался тертый. Черный как смола бедуин в длинном белом одеянии - галабее, и такого же цвета чалме. Цыганского вида женщины - курдки, позвякивают монетками, пришитыми по краям их пестрых платков. Несколько солдат, скромный студент с книжкой и четками в руке. Публика побогаче покупает билеты и степенно вплывает в громадный кондиционированный автобус "Мерседес" с резвым красным мустангом на борту.

Осколок рая

"Шам" - так местные, оказывается, называют Дамаск. Неожиданно один из темнокожих разбойников, подбегает ко мне и, сверкнув золотым зубом, выстреливает в упор: "Шам?!". "Дамаскус", - нерешительно отзываюсь я. Он молча хватает мой рюкзак и тычками в спину нелюбезно проталкивает русского гостя в недра своего "железного верблюда". Четыре часа езды по иссохшей пустыне, местами разнообразящейся статуями покойного президента Хафеза Асада на лысых холмах, и вот я в сказке.

Происхождение названия города, что расстилается в зеленой долине у подножия громадной мрачной скалы точно не установлено. Существует несколько версий. Одна из них гласит: Дамаск происходит от арамейского "демашк", что означает "кровь брата или невинно пролитая кровь". В одной из пещер горы Касьюн, что тучей нависает над беспечным Шамом, оказывается, было совершено первое убийство в истории. Там, как повествует книга Бытия, коварный Каин убил своего родного брата Авеля. Теперь понятно, почему, когда я впервые из окна автобуса увидел Касьюн, у меня побежали мурашки по спине. Второе название города "Шам" имеет куда более миролюбивое происхождение. Это имя старшего сына Ноя - Сим, которое на симитских языках звучит как "Шем" или "Шам". Оба наименования, впрочем, прижились.

Средневековые арабские историки, а вслед за ними и горожане хором говорят, что, что возраст Шама надлежит отсчитывать от времен Адама и Евы. После изгнания из Эдема они-де обосновались именно здесь. Если это так, то выбор очень грамотный. Плодородная долина реки Барады, конечно - не райский сад, но тоже кое-что. Во всяком случае, такого количества тенистых деревьев, цветов, фигурно выстриженных кустарников, как в Дамаске, на иссушенном солнцем Востоке больше не встретишь нигде.

Пятитысячелетняя история Шама длинна и запутанна. Также, как и его узкие кривые улочки в лабиринтах старого квартала Баб Тума. Здесь со времен апостолов живут христиане. Минуем ворота каменной цитадели. Ныряем в темный тоннель крытого железной крышей и знаменитого на весь мир базара Хамидия. Только попав за каменные стены, защищающие исторический центр Дамаска, понимаешь, в чем его главное отличие от всех прочих столиц древних цивилизаций. Тех же Мемфиса, Трои, Фив. Если последние уже давно превратились в груды безжизненных руин, то огромный Шам обитаем до сих пор. Люди веками живут в одних и тех же домах, лишь надстраивая или достраивая то, что приходит в упадок. Для торговцев черная копоть на стенах лавки и толстый слой пыли, которые покрывают блюда, кувшины и кальяны в грязной витрине - своего рода "знак качества", который показывают клиенту. Зачем стирать? Всему этому сотни лет, здесь торговали еще мои деды и прадеды+ И чихали, тряся бородами и чалмами, поднимая с поверхности антиквариата столбы пыли.

От Адама атмосфера непрерывно отдыха, фиесты передалась и современным жителям. Все в руках Всевышнего, а значит, к чему чрезмерно надрываться? В раю, как известно, Адам не трудился. А Дамаск - хоть микроскопический, а осколок рая. Труд здесь в легкость. Торговля - не самоцель, а средство получения удовольствия от общения с остроумным собеседником, возможность себя показать и на людей посмотреть. Повсюду среди запахов пряностей, шафрана и мускуса разлита атмосфера ленивого благодушия. Сейчас знойный полдень - время, когда деловая и всякая другая активность замирает. Лишь богомольцы бредут на пятничную молитву к воротам мечети Омейядов. Пятница - святой для мусульман день, так что сегодня открыты только лавки христиан.

Несмотря на сорокаградусную жару, на узких улочках старого города не развернуться. Что же тут происходит ночью, когда в опустившихся прохладных сумерках жизнь оживает по-настоящему? Общее население сирийской столицы перевалило за 2 миллиона. Снаружи цитадели, где сияние огней неоновых витрин и ультрасовременные небоскребы, проблемы перенаселенности нет. Новый город растет вширь, поглощает новостройками километры зеленой долины, карабкается на склоны горы Касьюн. А здесь, внутри крепостных стен, где в старинном районе Баб Тума компактно проживают "люди книги" - христиане, евреи, конечно, уже тесновато.

"Улица, называемая Прямой"

Такси? Нет - спасибо. Еще чего, хватит с меня и российских "бомбил", а тут еще отстегивай этому бедуину в сандалях и галабее. В офисе министерства туризма Сирийской Арабской Республики, что на улице 29 мая мне только что вручили превосходную карту города. Там все христианские святыни не просто обозначены, но даже нарисованы в цвете. Полтора часа плутаний в паутине извилистых закоулков, из которых, кажется, уже не выберешься никогда. Вот и знаменитая "улица, называемая Прямой".

Именно сюда, согласно "Деяниям апостолов" Христос привел ослепшего фарисея Савла, чтобы вернуть ему зрение и обратить злобного гонителя христиан в великого "апостола язычников" Павла. "Прямая" улица, такая и есть на самом деле. Большая редкость, кстати, для старого Дамаска с его многочисленными извилистыми закоулками. Длинные ряды лавок с разноцветными коврами, цирюльня, булочные, карандаш мечети соседствует с православным храмом. Мимо античной арки, в тени которой я укрылся от палящих солнечных лучей, шустро бегают машины, тарахтят мотоциклы, процокал копытами вислоухий ослик с огромным мешком на спине. Вслед за ним трогаюсь в путь и я. На повороте мы расстаемся.

Баб Тума - это настоящая "улица церквей". Шагая по ней от великолепного греческого Собора Пресвятой Богородицы, словно совершаешь путешествие в историю нескончаемых разделений и уний, которыми, к сожалению, изобиловала история сирийского христианства. Иссохшая земля Сирии в этом случае дала обильный урожай. Вот, например, яковитский храм Святого великомученика Георгия Победоносца. Громадный белокаменный собор с лепным изображением святого в обрамлении арабской вязи над входом. В огромном зале, озаренном светом хрустальных люстр, толпится народ. Я попал на крестины младенца. Родственники сидят на скамейках. Счастливая мамаша принимает дитя из рук священника. Мальчишка одет в атласную белую распашонку с золотым крестиком на красной ленте поверх. Девушка с подносом обходит всех, предлагая сладости. Мне достается большая шоколадная конфета. "Шукран"! (Спасибо). Христос с высоты огромного купола строго смотрит на меня. Сегодня пятница, постный день... Путешествующим - можно? Господь держит руку в благословляющем жесте. Читаю про себя молитву, с удовольствием съедаю яковитский гостинец и, перекрестившись по-русски (а не от левого плеча к правому, как они) выхожу на улицу.

Чуть поодаль утопает в цветах белый храм Ордена лазаритов с уютным двориком и фонтаном. Женщина - католичка в черном платье и платке положила руку на старинную кованую ограду церкви и закрыла глаза. Молится.
Несколько особняком стоит богатый армянский собор Святого Месроба. Армянская община выделяется зажиточностью на фоне мусульман и даже христиан. Когда арабы-кочевники покорили Сирию, то опыта государственного управления у них не было никакого. Пришлось взять на службу старый византийский бюрократический аппарат. Такое положение сохраняется и по сегодняшний день. "Белые воротнички" в нынешней Сирии в основном - христиане. Дети "неверных" получают более качественное европейское образование, умеют хорошо устроиться в жизни. Уровень жизни и элементарной чистоты в этих кварталах выше, чем в среднем по стране, что нередко служит предметом зависти и несправедливых обвинений.

Прямо посередине двора памятник: расколотая дуга, напоминающая купол храма из серого гранита. Две ее части символизируют трагедию армянского народа. В начале ХХ века турецкие власти уничтожили более миллиона армян. Древняя нация оказалась разделенной на две части между Кавказом и Турцией. Армяне, спасая свои жизни, бежали в Сирию, в основном в Алеппо и Дамаск. Так в стране появилась вторая по численности после греческого Антиохийского Патриархата община христиан. Под навесом сидит каменный Святой Месроб, просветитель армян. На коленях у него свиток, испещренный узорами армянских букв, которые он же и придумал.

Улица Баб Тума идет странными зигзагами, которые образуют обшарпанные выступы каменных домов. На одном из таких выступов попадаю в "пробку". Старенький "Фольксваген-жук" и тяжело груженая повозка с овощами застряли между стен и не дают проехать друг другу, несмотря на истошные крики ишака и душераздирающие гудки клаксона. Поразительно, но водителя машины и погонщика ишака эта ситуация, похоже, не столько раздражает, сколько забавляет. Сирийцы - вообще народ жизнерадостный. Когда тебя колотят семь тысяч лет подряд все кому не лень - хетты, ассирийцы, египтяне, арабы, турки, французы, начинаешь относиться к этому как шутке, пусть и грустной.

Особенно тягот и лишений в этом благословенном краю довелось хлебнуть христианам. Сейчас за плотно закрытыми резными ставнями и каменными стенами домов они прячутся лишь от полуденного солнца и нескромных взоров. А часто бывало гораздо хуже. Однажды, в уже "просвещенном" ХIX веке мусульманские фанатики в одночасье вырезали 10 000 жителей этих кварталов. Но те, кто исповедуют Христа, а это почти каждый десятый житель Сирии, твердо помнят евангельскую истину о том, что "многими скорбями подобает нам внити в Царствие Небесное".

Нынешняя обстановка в Сирии благоприятствует немусульманским общинам. Под жестким управлением династии Асадов эта страна постепенно начала превращаться в светское государство. Вместо учения Магомета партия БААС создала свою "религию" - "панарабизм" Огромные портреты застенчиво улыбающегося президента, его покойного старшего брата - десантника в камуфляже и черных очках, и Асада - старшего развешены везде где только можно. Ислам, вера подавляющего большинства сирийцев, хотя и пронизывает все поры общества, но формально отделена от государства. Так что христиане впервые за последние 1300 лет наслаждаются религиозной свободой. Однако сколько это продлится никто не знает.

Дело в том, что молодой руководитель страны Башар Асад, представитель религиозного меньшинства - алавитов, которых в Сирии как и христиан менее десятой части населения. Удерживать власть ему удается благодаря опоре на разветвленную сеть тайной полиции - "мухабарак", и сильную армию. В 1982 году вся эта мощь обрушилась на головы мятежных "Братьев мусульман", окопавшихся в древней Хаме. При штурме города с применением танков и артиллерии тогда погибли 20 000 мирных жителей. Этого сирийцы не забыли. Весной 2004 года террористы превратили респектабельный дипломатический квартал Дамаска в арену побоищ. Внутри страны идеи исламского фундаментализма, к сожалению, получают все большее распространение.

Этому немало способствует иракский "подогрев". Войну в соседнем государстве многие сирийцы все более склоны рассматривать не как войну с иракцев против Америки, а как конфликт между исламом и христианством. Например, первый вопрос, который мне задали сирийские студенты-мусульмане был: "Как вы относитесь к войне в Ираке?". И лишь после пятиминутной лекции о том, что Россия за мирное урегулирование конфликта и вообще исторически мы - друзья арабов, беседа заладилась. Закончилась, она правда, по их настоятельной просьбе в мечети, и неожиданным предложением+ принять ислам.


"Собирайте!"

Всего последователей Иисуса в Дамаске по разным оценкам от 30 до 50 тысяч - капля в миллионом магометанском море. В то же время, унизительный статус зиммиев - покоренного населения, которое долго платило мзду за право жить на этом свете, имел и обратную сторону. Мусульманские притеснения стали хорошим лекарством, заживляющим глубокие раны, нанесенные расколами и борьбой против них. В Сирии как нигде чувствуешь, что хотя христиане и разделены догматами на разные направления, но все же все мы одной веры. Наверное, поэтому именно здесь и произошло в 1982 году чудесное событие. В доме молодой девушки по имени Мирна вдруг замироточила привезенная из России икона Казанской Богородицы. За этим последовало множество исцелений: парализованные, больные полиомиелитом, слепые люди выздоравливали от одного прикосновения к чудотворной иконе. Среди исцеленных не только христиане, но и много мусульман. Последователи Магомета вообще очень почитают Мариам, мать "пророка" Исы (Иисуса). В одном из откровений Мирне Богородица сказала: "Церковь Христа - одна. Потому, что Он - один. Кто разделяет, тот грешник, в нем нет любви. Собирайте!".

Улица совсем сужается. Поворот направо. Тесная подворотня задавлена стенами средневековых домов. Фасады превращены в доску объявлений. Листовки со странными фотографиями людей, подписями на арабском и изображениями креста. Некоторые в черной рамке. Это не розыск преступников. Просто здесь так принято извещать родственников, знакомых о важных семейных событиях: крестины, свадьба, похороны. А вот за чугунной решеткой и знаменитый "дом Святого Анании". Под современной постройкой в сумрачном подвале дома скрыта одна из первых катакомбных церквей. Тесная комнатка с двумя рядами деревянных скамей. Изъеденные временем известняковые блоки сочат влагу с полукруглого свода. После того, как Дамаск поджарил тебя на солнце, приятно погрузиться в сырой и прохладный воздух подземелья. Кованый квадратный фонарь выхватывает из темноты бледные лица посетителей. За исключением современной иконы, изображающей обращение апостола Павла, да вазы с цветами на низком столике все как тогда + две тысячи лет назад. Именно здесь произошло поворотное событие в истории человечества.

Вот что говорится об этих достопамятных событиях в "Деяниях апостолов". "Дыша угрозами и убийством на учеников Господа", направлялся в Дамаск фарисей Савл. Ярый преследователь христиан, он не удовольствовался расправами в Иерусалиме, но испросил у синедриона разрешения поехать в Дамаск. Неожиданно на подходе к городу его осиял свет с неба. Фарисей упал на землю и услышал голос: "Савл! Савл! Что ты гонишь меня? Трудно тебе идти против рожна". Ослепшего от потрясения гонителя, спутники по слову Господа привели в этот самый дом, где тайком собирались христиане. Савл не принимал пищи, и не утолял жажды в течение трех дней, ждал, что будет дальше. А на четвертый к нему по велению Божию пришел последователь Христа по имени Анания. Он исцелил Савла наложением рук и нарек ему имя Павел. Через "апостола язычников" Иисус даровал спасение не только иудеям, но и всем народам, включая и нас - русских.

После выхода из подземной церкви, глаза не сразу привыкают к яркому арабскому солнцу. Пустынными закоулками продвигаюсь в сторону ворот "Баб Киссан". Стайка подростков при помощи баллончиков с краской старательно покрывают арабскими "граффити" стену средневекового дома. Завидев меня, стремительно убегают. Это только для нас побывать здесь, все равно, что посетить музей. А они здесь живут. Крепостные врата Баб Киссан, сложены из громадных известняковых блоков. Раньше это был просто участок стены. Знаменитым это место стало после того, как из вот той бойницы наверху, в корзине был спущен апостол Павел. После того, как вместо гонений на христиан "Савл" к ужасу иудеев неожиданно сам стал проповедовать учение Иисуса, они сговорились его убить. Римские солдаты круглые сутки стерегли выходы из города. Кроме одного. Наверное, они решили, что в такую узкую амбразуру никто не сможет пролезть. И просчитались. Однажды темной ночью друзья апостола тайком привели Павла на эту стену и, посадив в большой плетеный короб, на веревке спустили вниз. Апостол был спасен и смог начать предписанную ему Богом проповедь среди язычников. Сейчас ворота перестроены, в них появилась небольшая церковка - латинский храм в честь апостола.


В ожидании второго пришествия

Когда переступаешь невысокую преграду в воротах, отделяющих мечеть Омейядов от внешнего мира, шум многолюдного базара Хамидия, мирская суета остаются снаружи вместе с обувью. Огромное сооружение, представляющее собой странный гибрид мечети и православного храма, несомненно, главная достопримечательность Дамаска. Здесь хранится голова Иоанна Крестителя, которую отсекли по приказу царя Ирода. Это место одинаково свято как для мусульман, так для христиан, только магометане почитают пророка под именем Яхья. Десять тысяч мастеров десять лет воплощали в камне распоряжение халифа Валида бен Абд-эль-Малика, "построить мечеть, какой не было и не будет". Она должна была символизировать могущество империи Омейядов, распростершейся от Инда до Пиреннев. Нужно сказать, замысел удался.

Мощные глухие стены отделяют мечеть от шумного города. Внутренний двор вымощен квадратными каменными плитами, отполированными до зеркального блеска, и имеет форму прямоугольника размером с три футбольных поля. Только шелест длинных халатов правоверных, воркование голубей, да детский смех нарушают священный покой древней площади. Поначалу я растерялся. Никто не знает, где здесь гробница Иоанна Крестителя. Хорошо, француз подсказал. Длинноволосый парень в драных джинсах, сидит на каменном полу и глубокомысленно поглощает банку "Кока-колы". Присаживаюсь рядом.
"Джон Баптист? - усмехается он, - ты бы еще спросил у них, где здесь баптистерий. Муслимы зовут его Яхья. Иди вон в те ворота под мозаикой". Кстати, насчет крещальни он, оказывается, не шутил. В восточной части бывшего храма Св. Иоанна Крестителя до сих пор стоит мраморная купель с жертвенником. Правда, здесь уже 1300 лет никого не крестили.

Со двора в зал ведут 22 двери. Подхожу к центральным воротам. Фасад бывшей церкви украшает громадное мозаичное панно с изображением полноводной реки, деревьев, города. Золотая смальта играет на солнце. Изображения людей, согласно Корану - отсутствуют. Тем не менее, в эпоху средневековья благочестивая мусульманская рука замазала одно из чудес света известкой. Лишь в 1924 году, после французской оккупации Сирии, ученые расчистили шедевр, и столетия спустя мозаика вновь засияла первозданной красотой.

Внутренняя планировка молельного зала повторяет византийскую базилику. Два ряда колонн с коринфскими капителями делят зал на три продольных нефа. Ступаю босиком по теплому ковровому ворсу. Сейчас здесь слышится только шепот магометанских молитв. А ведь первые семьдесят лет после захвата Дамаска здесь звучала литургия. Мусульмане и христиане молились вместе, заняв разные концы базилики. Лишь в 705 году халиф Валид приказал перестроить православный храм в мечеть. Грандиозное сооружение Омейядов стало для магометан третьей по значению мечетью в мире, а "кафирам" ("неверным") было предложено молиться где-нибудь в другом месте.

Зал для молитв огромен. Своды устремляются к куполу. Изящные крутые арки, опираются на ряды мощных коринфских колонн. В центре - небольшой мраморный мавзолей с зеленым куполом и такого же цвета стеклянными окнами. Это гробница Иоанна Крестителя, который заставил мусульман относиться к себе с глубочайшим почтением после одного случая. В 708 году во время расчистки территории под фундамент был случайно обнаружен подземный склеп. Оказалось, что, по местному преданию, в нем покоится голова Святого Иоанна Крестителя. Халиф Валид решил тут же избавиться от христианской святыни. Однако, едва его руки коснулись черепа, на халифа нашло оцепенение он не мог даже двинуться. Узрев в этом знак свыше, владыка повелел соорудить для реликвии специальный саркофаг и оставить его внутри новой мечети. Так у магометан возникло нечто культа Святого Иоанна. Близ гробницы на коврах всегда сидит множество "правоверных". Шевеля губами, они перебирают четки и листают Коран. Усердное благочестие, хотя и пустое. Как я узнал, этим людям ничего не известно о главном событии в жизни пророка Яхья - крещении Спасителя.

Внешняя стена мечети подпирает небосвод шпилями трех минаретов. Один из них, похожий, на воткнутый острием вверх восьмидесятиметровый карандаш, построен в честь "Иса бен Мариам" - "Иисуса, сына Марии". Его воздвигли в 1347 году. По местному поверью, накануне Страшного суда Иса спустится к белому минарету, положив руки на крыльях двух ангелов. Имам даже каждый день стелит новый ковер на том месте, где должна ступить Его нога. В Сунне есть описание внешнего вида Исы: "Как только вы его увидите, сразу узнаете. Он среднего роста. У него белое и доброе лицо. На нём будет белая одежда. Волосы его будут выглядеть мокрыми, даже если их не коснулась вода". Ислам и христианство переплелись в Сирии очень тесно.

После своего чудесного прозрения бывший фарисей Савл, ставший отныне "апостолом язычников" Павлом, держит путь на север. Цель его путешествия - Тарс, откуда он родом. Сейчас это один из крупнейших туристических центров на Средиземноморском побережье Турции. В родных пенатах, впрочем, Св. Павел задержится не долго. Очень скоро Евангельское служение призовет его в Антиохию. Тогда она была столицей римской провинции Сирия. Здесь они вместе с апостолом Варнавой создадут Церковь. Под именем Антиохийский Патриархат славный центр сирийского православия существует и поныне. Но до туда еще добрых пол тысячи километров.

Дамаск - Москва


Сергей Путилов
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Prediger
сообщение 27.12.2016, 9:21
Сообщение #2


Заслуженный Ветеран
*****

Группа: Servus Servorum Dei
Сообщений: 13584
Регистрация: 20.9.2005
Вставить ник
Цитата
Из: Русь - чудесная страна
Пользователь №: 1



Репутация:   457  



Современный комментарий к ситуации с сирийскими христианами от Сергея Худиева.

Цитата
Про Сирию
Я как-то скорее равнодушен к державному величию как таковому. Я не считаю Россию оплотом христианства или в каком-либо смысле избранной промыслом. Я считаю Россию одной из держав этого мира, преследующей свои интересы, как их видит руководство. Так исторически сложилось, на данном повороте истории, что если в Сирии своего добьется цивилизованный мир, сирийских христиан постигнет участь иракских, которые уже на 80% изчезли - и цивилизованный мир отреагирует на это точно также, то есть никак. Это не будут специально скрывать, но это будет очень далеко от первых строчек новостей. У них нет лобби в Вашингтоне, у них нет таких денег, как у арабских шейхов - всем пофиг, что с ними будет. А вот если злые кровожадные диктаторы Асад с Путиным возьмут верх - при всем, что им можно справедливо предъявить - христиане в Сирии выживут. Как и алавиты.
При этом я понимаю, что пропаганда обеих сторон стремится создать у аудитории ту картину, которая нужна соответствующей стороне. Это понятно. Но более всего понятны, очевидны и на 100% предсказуемы результаты победы той и другой стороны. Поэтому к делу цивилизованного мира я отношусь скорее холодно.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 

Быстрый ответОтветить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

RSS Текстовая версия Сейчас: 16.12.2017, 17:08
 
 
              IPB Skins Team, стиль Retro