IPB
     
 

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Генри Миллер Тропик рака, Хотелось бы обсудить....
Эльвай
сообщение 30.7.2007, 1:58
Сообщение #1


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 23.6.2007
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 719



Репутация:   1  



Вот собственно, хотелсь бы поговорить об этой книге. Свои мысли по поводу не выкладываю, т.к они сумбурны и не систематизированы, а их много. Вобщем лень писать.
http://www.lib.ru/INPROZ/MILLER/ - Где можго достать.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Loyalist
сообщение 30.7.2007, 11:38
Сообщение #2


Ветеран
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 1878
Регистрация: 28.9.2005
Вставить ник
Цитата
Из: Builder's Street
Пользователь №: 30



Репутация:   184  



Странный размер какой-то, английская версия - 589 Кб, а в русском переводе - 321 Кб.
Прочитал пару строк и сразу подумалось, - не Ерофеев ли пишет под псевдонимом Генри Миллер? smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Эльвай
сообщение 30.7.2007, 14:54
Сообщение #3


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 23.6.2007
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 719



Репутация:   1  



Цитата(Loyalist @ 30.7.2007, 11:38) *
Странный размер какой-то, английская версия - 589 Кб, а в русском переводе - 321 Кб.
Прочитал пару строк и сразу подумалось, - не Ерофеев ли пишет под псевдонимом Генри Миллер? smile.gif

Не, это скорее Ерофеев косит под Генри. Ибо эта книжонка вышла в свет в начале прошлого века.
А 321 кб это потому, что в русской версии мата и непереводимого английского фольклера меньше. smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Эльвай
сообщение 6.8.2007, 18:40
Сообщение #4


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 23.6.2007
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 719



Репутация:   1  



Цитата(Гость_Loyalist_* @ 6.8.2007, 17:33) *
Прочитал. Не знаю, зачем написана эта книга. Что хотел сообщить миру человек, который никого не любит, вокруг которого нет женщин, - одни шлюхи, б*ди и потаскухи. Который видит вокруг себя только антисанитарию, говно и разъеденные сифилисом матки. Не человек, а мелкий вонючий паразит, заглядывающий под юбки жёнам людей, которые кормят его и дают ночлег.
Если Сорокина можно назвать талантливым говноедом, то, по сравнению с говноедом Генри Миллером, Базаров - Че Гевара. Мерзостью назвать написанное им нельзя, - мерзость подразумевает некий запретный плод. Это просто дрянь, говно и говноедство ради говноедства.
Просто буду знать, что и такие уроды существуют на задворках мировой литературы.

Тропик Козерога прочитал? Прочитай для сравнения.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Loyalist
сообщение 6.8.2007, 20:22
Сообщение #5


Ветеран
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 1878
Регистрация: 28.9.2005
Вставить ник
Цитата
Из: Builder's Street
Пользователь №: 30



Репутация:   184  



Да смысла не вижу. Этот опарыш ничем абсолютно не интересен. Цензурными словами про него и говорить-то трудно.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Эльвай
сообщение 12.8.2007, 1:40
Сообщение #6


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 23.6.2007
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 719



Репутация:   1  



Цитата(Loyalist @ 6.8.2007, 20:22) *
Да смысла не вижу. Этот опарыш ничем абсолютно не интересен. Цензурными словами про него и говорить-то трудно.

А не задумывался, для чего он все это написал? Вроде бы профессор, ученая степень и все такое, да и другие его книжки не похожи на эту, в плане идей.

Хорошо ехали, без пробок.
- Вот читал я тут недавно Генри Миллера.... - неожиданно изрек водитель.
Вид водителя не внушал надежд даже на то, что он читал модных Мураками и Коэльо. Чесно говоря, насчет Тургенева, Джека Лондона и Стругацких тоже существовали изрядные сомнения.
- Что именно? - спросил я. - "Тропик Рака"? Или "Тропик Козерога"?
Водитель уставился на меня в полном изумлении.
- Ну ничего себе! А ты откуда такие книги читал?
- Довелось... - Я и сам растерялся. - В юности, в родительской библеотеке...
- А, понятно. - Водитель успокоился. - Слушай, вот не понимаю я этой высокой литературы! Читаю, читаю... Что за беда такая? Если высокая литература - значит или говно едят, или в жопу трахаются! Вот как себя пересиливать - и читать такое?
- Вы не пересиливаите, - посоветовал я. - Читайте классику.
- Я Тютчева очень люблю, ножиданно сказал водитель. И замолчал - как отрезало.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Loyalist
сообщение 16.8.2007, 14:42
Сообщение #7


Ветеран
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 1878
Регистрация: 28.9.2005
Вставить ник
Цитата
Из: Builder's Street
Пользователь №: 30



Репутация:   184  



Цитата
Вид водителя не внушал надежд даже на то, что он читал модных Мураками и Коэльо

Я бы вот даже рядом не поставил Мураками и Коэльо.
Коэльо мне совсем не интересен. Он интересен обычно девочкам, мечтающим о принце на белом коне.
Генри Миллер также, наверное, интересен юношам пубертатного периода smile.gif.
PS: а насчёт учёной степени, - так одному кактусоеду тоже дали степень доктора антропологии.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Мёртвый Связист
сообщение 16.8.2007, 18:30
Сообщение #8


Гуру из Бобруйска
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 656
Регистрация: 20.9.2005
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 5



Репутация:   20  



Вот да. Несмотря на большой талант Генри Миллера в плане стилистики, то что он пишет, вызывает у меня только отвращение.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Сад аз Зибих
сообщение 26.8.2007, 23:00
Сообщение #9


Завсегдатай
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 472
Регистрация: 19.12.2006
Вставить ник
Цитата
Из: темноты
Пользователь №: 592



Репутация:   61  



Цитата
Названия "Тропик Рака" и "Тропик Козерога"

Когда я читал эти книги Г. Миллера, я не мог понять, почему они названы именно так. Ответ он дает в своем рассказе "Дьем-Нью-Хэвен "[кстати тоже непонятное название], в котором он пишет:

...
- "Тропик Рака", - замогильным тоном медленно ответил я, - это не медицинская книга.
- А какая? - хором спросили они.
- Название, - стал я занудно объяснять, - символично. Тропиком Рака в учебниках называют температурный пояс, который лежит к северу от экватора. Южнее экватора находится Тропик Козерога, это южный температурный пояс. Книга, разумеется, не имеет никакого отношения к климатическим условиям, разве что к ментальному климату, отражающему состояние души. Меня всю жизнь интриговало это название. Тропик Рака, оно часто встречается в астрологии... Этимологически оно происходит от слова "шанкр", означающего "краб". В китайской символике трудно переоценить значение этого зодиакального знака. Краб - единственное живое существо, способное с одинаковой легкостью двигаться взад, вперед и вбок. Само собой, в своей книге я не вдаюсь в эти подробности. Я сочинил роман, точнее, автобиографический документ. Будь у меня с собой мой чемодан, я показал бы вам экземпляр. Думаю, он заинтересовал бы вас. Между прочим, причина, по которой он издается в Париже, в том, что в Англии и Америке его считают слишком неприличным. Там слишком много рака, надеюсь, вы понимаете...
...


Цитата
Николай Пальцев. Бессмертие плоти и величие духа



Париж не
изменился. Плас де Вож

по-прежнему,
скажу тебе, квадратна.

Река не потекла
еще обратно.

Бульвар Распай
по-прежнему пригож.

Из нового --
концерты за бесплатно

И башня, чтоб
почувствовать -- ты вошь.



Иосиф Бродский.

Когда речь заходит о Генри Миллере, трудно устоять от двух искушений: начать
пересказывать его жизненную "одиссею" и идентифицировать автора с его лирическим героем. В первом, как согласится читатель, здесь никакой необходимости нет (писатель сам рассказал "о времени и о себе" в заключающей этот сборник автобиографической книге "Моя жизнь и моя эпоха", не говоря уже о многих других произведениях, в которых особенно значителен элемент автобиографии); относительно второго...

Относительно второго – чрезмерной идентификации Генри Миллера-художника и Генри
Миллера -- персонажа вошедших в этот том сочинений в разных жанрах -- от романов и
повестей до новелл и эссе: внимательному читателю наверняка припомнится лукавое
предостережение, делаемое самим прозаиком. Не раз и не два на страницах своих книг он заговорит о бесчисленных "я", составляющих его духовный мир. А духовный мир этот и, в еще большей мере, новаторство его художественного воплощения, по большому счету, в рекомендациях не нуждается.
И все-таки многое в образной системе Миллера-художника властно взывает к прояснению, сопоставлению, подчас -- к безоговорочному отрицанию. Это и неудивительно: перед нами – один из самых демонстративно антибуржуазных художников Запада XX столетия.

Едва ли сейчас, на пороге нового тысячелетия, в смутную, нелегкую пору, в разгар
едва ли не самого бурного десятилетия нашей многотрудной национальной истории на протяжении рекордного по числу войн и катастроф, социально-политических и экологических катаклизмов XX века, стоит всерьез удивляться тому, что из крупнейших писателей США он приходит к нам последним. Слишком многое и в творчестве, и
в жизненной ориентации Генри Миллера не могло прийтись по вкусу тем, кто годами дозировали и отмеряли для нас меру "желательного" и "дозволенного", препятствуя изданию хемингуэевского "Колокола" , внося "смягчающие" купюры в книги У. Стайрона и Дж. Апдайка, ниспровергая с высоких трибун Кафку, Джойса, Пруста, Набокова...

Свобода, с которой человек говорит об интимной жизни -- своей и своих героев, -- тоже не
в последнюю очередь показатель раскрепощенности мышления. И если Генри Миллер не выстраивал, подобно Оруэллу, Хаксли и Кестлеру, антиутопических моделей "светлого будущего", обреченного стать кошмарным настоящим, то сама его эпатирующая этико-социальная "неангажированность" казалась вызовом не только пуритански ориентированным лицам и институтам его заокеанской родины, но и блюстителям "самой передовой" и "единственно верной" социалистической морали.

И все-таки Генри Миллеру в России, хоть и с многолетним запозданием, но повезло. Повезло с момента, когда журнал "Иностранная литература" опубликовал в 1990 году перевод его первого и, быть может, самого дерзкого, самого шокирующего романа "Тропик Рака" – первой части автобиографической трилогии, написанной в парижской эмиграции в 30-е годы. (Вторую и третью части трилогии -- романы "Черная весна", 1933,
опубликован в 1936, и "Тропик Козерога", 1938, опубликован в 1939 году.)

Повезло, ибо публикация перевода "Тропика Рака" (ныне, включая многочисленные
книжные издания, он разошелся в рекордном тираже, приближающемуся к миллиону экземпляров) совпала -- и стала значимым фактором -- в решительной переоценке ценностей, не обошедшей стороной и многие явления и имена в современных литературе
и искусстве.

Говоря попросту: роман Г. Миллера читали уже несравненно более свободные люди,
нежели их сверстники десять--двадцать лет назад. Читали незашоренными глазами, сами избирая для себя в авторском взгляде на жизнь и авторской индивидуальной образно-поэтической системе, сознательно ориентированной на непривычность, ломку установившихся стереотипов близкое, приемлемое, созвучное и отметая чуждое и непонятное.

Можно сказать, что Генри Миллеру вообще крупно повезло в сравнении со многими его
собратьями по перу и тем более – по бунтарски-анархическому духу. Ровесник Михаила
Булгакова и Осипа Мандельштама, он родился в год смерти одного из своих кумиров – великого французского поэта-символиста Артюра Рембо, дебютировал в литературе в середине десятилетия, когда звезда Булгакова и Мандельштама уже начала закатываться под "гниющим солнцем" (метафора самого Г. Миллера) тоталитарного сталинского
режима, пережил с грехом пополам роковое военное десятилетие и, в начале 60-х, удостоился в столь мало отзывчивой к плодам его творчества и "гения" (опять же миллеровское определение собственного таланта, не раз скользящее по страницам его книг) Америке официальных лавров, был даже избран в Национальную академию искусств и литературы, снискал определенное материальное благополучие и умер в 80 году, чуть-чуть не дожив до 90-летнего юбилея.

Один современный поэт завершал свое стихотворение горько-грустноватым назиданием:
"Жить в России надобно долго..." Добавлю от себя: не только в России. Тот же Рембо умер в нищете и безвестности в 37 лет, а на долю еще одного из миллеровских кумиров и учителей – англичанина Дэвида Герберта Лоуренса (у нас приобрел широкую известность его роман "Любовник леди Чаттерли", 1928) -- выпало неполных 45. Так что поразительная жизнестойкость -- одно из самых примечательных свойств, присущих миллеровскому лирическому герою, -- не подвела и создателя, отмерив ему
редкий по продолжительности и творческой насыщенности жизненный срок. Но в конечном счете не это главное.

Главное -- в жизнестойкости обширного миллеровского наследия, отмеченного
удивительным разнообразием жанровых форм и в то же время -- редким постоянством тематики, этико-философской структуры и поэтической образности. Главное -- в озадачивающей многозначности его произведений, которые могут быть прочтены и как лирическая пикареска (современная разновидность восходящего к эпохе Возрождения "плутовского романа"), и как своеобразная разновидность сатирико-бытового романа нравов (или, как называл его прародитель этого жанра Бальзак, "физиологического
очерка"), и, на ином уровне, как один из новаторских вариантов философского романа XX
столетия, числящего в ряду своих представителей, наряду с Кафкой, Джойсом и Прустом, Сартра и Камю, Кобо Абэ и Кэндзабуро Оэ, Уильяма Голдинга и Джона Фаулза, Макса Фриша и Фридриха Дюрренматта. Одним словом, романа экзистенциального.

Трудно поверить, что все это может сочетаться в пределах одной и той же
художнической индивидуальности. А ведь Генри Миллер был не только прозаиком, но и одаренным графиком. Неплохо играл на рояле, тонко разбирался в искусстве театра и кино. Дал мозаичную, но в своем роде уникальную картину насыщенной художественной жизни во Франции первой трети нашего века в многочисленных очерках и эссе, составивших больше двух десятков томов. (Два из них -- о влиянии на него психоанализа и ряда крупных писателей XIX--XX веков -- можно прочитать в этом сборнике. А с более
масштабным опытом Г. Миллера в области литературной критики -- эссе "Время убийц. Этюд о Рембо", 1946, не так давно познакомила читателя та же "Иностранная литература", 1992, No 10.)

Относительно же своих учителей в жизни и в искусстве он сам высказался исчерпывающе – в "Черной весне", да и в ряде других произведений. Это титаны Возрождения:

Боккаччо, Данте и особенно Рабле. Люди универсальных талантов и дарований. Художники редкостно цельного мировосприятия и, как правило, убежденные оптимисты.

Оптимист ли Миллер, не знаю; на этот счет могут быть разные мнения. Но вот
относительно его универсальности у меня сомнений нет ни малейших. Я бы даже сказал, что, вкупе с его, во многом восходящей к сюрреализму, образностью, именно широта философского мышления прозаика может поначалу поставить в тупик не слишком привыкшего задумываться над книгой и заложенными в ней уроками читателя.

Но что, спрашивается, поделать, если сама эпоха, которую мы переживаем, властно
требует от нас переоценки ценностей -- идеологических, культурных, собственно эстетических?

И тут самое время задуматься о мировоззренческих уроках лирической прозы американского автора, подчас -- скажем, в некоторых главах "Тропика Козерога", на страницах отдельных новелл и эссе, а ярче всего, на мой взгляд -- в финальных главах
"Черной весны" -- перерастающей в философскую поэзию, вызывающую в памяти лучшие произведения, например, Фридриха Ницше.

В чем заключаются эти уроки – тем более для людей, не без ощутимых духовных потерь
переживших упадок и крах казавшейся незыблемой "мировой системы социализма", а ныне испытывающих ощутимые сомнения и в перспективности
утверждающегося на территории демократической России' жизнеустройства, название которому, судяпо всему, еще не успели придумать?

"Жить с иллюзией или по ту сторону иллюзий? -- вот в чем вопрос", -- формулирует эту
мировоззренческую дилемму XX столетия Г. Миллер. До тех пор, пока в человеке вера в общественный строй, эстетический канон, даже в неведомое всемогущее существо, управляющее нашими помыслами и поступками, будет преобладать над верой в самого себя, со всеми изъянами и недостатками своей природы, этот человек не будет до конца свободен. Не правда ли, актуально?

Или другое: скользящая во всех книгах Г. Миллера идея космополитичности как естественного (и по многим параметрам превосходящего существующий, отмеченный
национальными границами, подчинением индивидуальной человеческой воли государственной идее и т. п.) порядка вещей. У Миллера, отдадим ему справедливость, никогда не было типичного для многих его соотечественников культа американского образа жизни как оптимального во всех жизненных ситуациях. Наоборот, именно в процветающей Америке он провидит эмбрионы вселенской болезни, порабощающей человечество. Человеком Европы аттестует себя американский художник, успевший,
прежде чем стать писателем, сменить несколько десятков профессий -- от рассыльного,
библиотекаря и музыканта в кинотеатре до начальника отдела кадров в транснациональной компании "Вестерн Юнион". Но даже в отношении
горячо любимого Парижа и парижан (а эта сторона творчества Миллера -- одна из самых ярких и художественно выразительных) не питает он излишних иллюзий, видя в своих друзьях, знакомых, случайных спутниках, а чаще спутницах, не только привлекательные, но и хищные, порой отталкивающие черты.

Что уж говорить о проявлениях воинственного национализма и шовинизма, находящих порою экстремальные формы и в том климате углубляющегося разобщения, в котором мы
пребываем сегодня. Скептически относящийся к формам организованного социального протеста, в этом отношении Генри Миллер поистине
бескомпромиссен. Вчитайтесь в великолепный эпизод повести "Тихие дни в Клиши", рисующий посещение автором и его другом "арианизированного" кафе в предвоенном Люксембурге, -- и вам все станет ясно. Включая то, заслуживающее упоминания, обстоятельство, что и со своими родителями будущий писатель расстался не в
последнюю очередь потому, что не переваривал их инстинктивного, "нутряного" антисемитизма, свившего себе гнездо не где-нибудь, а в населенном иммигрантами Бруклине, в демократическом районе Нью-Йорка – крупнейшего города страны, широковещательно аттестующей себя как "плавильный котел наций".

И последнее, но также имеющее отношение к урокам миллеровского творчества
современному читателю. Общеизвестно (и долголетний остракизм, которому подверглись
лучшие книги писателя в США и других странах английского языка в 30--50-е годы, вплоть до начала сексуальной революции, тому свидетельство: в массовое сознание Запада -- а ныне не только Запада -- Генри Миллер вошел как апологет
сексуальной свободы и ее певец. Не считая целесообразным отрицать ни того, ни другого,
рискну обратить внимание тех, кто дал себе труд внимательно прочитать эту книгу, на немаловажное обстоятельство: в глазах автора "Тропиков" секс -- не что иное как существенная (хотя никоим образом не единственная) сфера проявления естественной человеческой природы и заслуживает подробного изображения именно как таковая.

Какой бы яркой ни представала эротика в миллеровской прозе, она никогда не приобретает самодовлеющего значения. Для него непреходяще, важно то, что некогда философ и визионер Ф. Ницше определял, с оттенком усталой неудовлетворенности, как "человеческое, слишком человеческое".

Случись Генри Миллеру повторить эти слова, в его устах они прозвучали бы высшей
похвалой. Похвалой свободному, естественному, красивому человеку. Привлекающему величием духа не меньше, чем совершенством ликующей плоти.

Николай Пальцев.
из книги "Генри Миллер. Избранное Романы Эссе Рассказы Автобиография."

Все сказал.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Loyalist
сообщение 27.8.2007, 0:53
Сообщение #10


Ветеран
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 1878
Регистрация: 28.9.2005
Вставить ник
Цитата
Из: Builder's Street
Пользователь №: 30



Репутация:   184  



Цитата
публикация перевода "Тропика Рака" (ныне, включая многочисленные
книжные издания, он разошелся в рекордном тираже, приближающемуся к миллиону экземпляров) совпала -- и стала значимым фактором -- в решительной переоценке ценностей, не обошедшей стороной и многие явления и имена в современных литературе
и искусстве.

Автор, судя по его высказываниям, - латентный содомитас и мазохист, питающийся гноем и говном битцевских маньяков. Ему невмоготу искать контактов с противоположным полом, потому что никто ему не даёт и давать не собирается, и он удрачивается до потери сознания, заходится от своей непонятой исключительности. содомитасы, кругом одни содомитасы...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
sappy
сообщение 28.11.2007, 19:17
Сообщение #11


Афропрограмист
**

Группа: Демиурги
Сообщений: 470
Регистрация: 20.9.2005
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 2



Репутация:   28  



Ради интереса сейчас прочитал несколько страниц этого "Тропика Рака". К моему удивлению это оказалось книгой, которую я с интересом прочёл лет в 12, сперев у мамы. Мне вот Вильям Берроуз показался пожестче, некоторые фрагменты его романов я пропускал, ибо неприятно было. А Миллер - просто шалунишка. Кошмарный сон Бенни Хилла.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Сад аз Зибих
сообщение 28.11.2007, 19:30
Сообщение #12


Завсегдатай
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 472
Регистрация: 19.12.2006
Вставить ник
Цитата
Из: темноты
Пользователь №: 592



Репутация:   61  



Цитата(sappy @ 28.11.2007, 19:17) *
Ради интереса сейчас прочитал несколько страниц этого "Тропика Рака". К моему удивлению это оказалось книгой, которую я с интересом прочёл лет в 12, сперев у мамы. Мне вот Вильям Берроуз показался пожестче, некоторые фрагменты его романов я пропускал, ибо неприятно было. А Миллер - просто шалунишка. Кошмарный сон Бенни Хилла.

Тем не мение, Миллер гений, в плане стилистики, хоть и до Чехова ему далеко. Да и пишет то он в основном правду, без приукрас. Главное, не заострять внимания на его похождениях, а концентрировать внимание на его рассуждениях. По мимо Тропиков, советую почитать еще Тихие дни в Клеше, ну и Черную весну.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Монтек
сообщение 30.11.2008, 22:52
Сообщение #13


Ветеран
***

Группа: Демиурги
Сообщений: 1026
Регистрация: 30.9.2008
Вставить ник
Цитата
Из: Наш дом там где нас любят.
Пользователь №: 1005



Репутация:   41  



И рака и козерога и черную весну читал. Читал не понял. Не понимал до тех пор, пока не прочитал в одном журнале статью о жизни Г. Миллера. Все эти книги практически автобиографичны. Вот тогда, поместив себя подвал рабочей улицы, уходив в гости к русскому эмигранту который второй год пишет книгу, побродив по улицам с пустым желудком, начинаешь понимать. Открывается внутренний мир человека из которого смотришь на мир европы. В Черной весне Париж. Показан так, будто я там вырос в трущебах. Назвать чернухой не поднимается рука. Какая то чисто еврейская печаль в этих книгах.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Сад аз Зибих
сообщение 2.12.2008, 4:47
Сообщение #14


Завсегдатай
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 472
Регистрация: 19.12.2006
Вставить ник
Цитата
Из: темноты
Пользователь №: 592



Репутация:   61  



Цитата(Монтек @ 30.11.2008, 21:52) *
И рака и козерога и черную весну читал. Читал не понял. Не понимал до тех пор, пока не прочитал в одном журнале статью о жизни Г. Миллера. Все эти книги практически автобиографичны.

А если, еще учесть то, что Генри был сведущь в делах касаемых астрологии, то в Тропике Козерога прекрасно виден козерог - как он есть, а в Тропике Рака виден козерог, который не следует своему "пути дзен".)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
kerroll
сообщение 8.3.2011, 12:18
Сообщение #15





Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Регистрация: 4.3.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Чита
Пользователь №: 2454



Репутация:   0  



"Смерть — вот решение всех проблем, но ты не умирай, потерпи до утра, может, все-таки мелькнёт проблеск счастья, новое лицо, новый друг, еще один шанс из тысячи, ты так молод, не грусти, не умирай, дождись если не счастья, то хотя бы новой дрючки…"
Генри Миллер
Люблю его, с...ку ))
Аудиокнига Тропик рака, кстати...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 

Быстрый ответОтветить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

RSS Текстовая версия Сейчас: 19.12.2018, 2:56
 
 
              IPB Skins Team, стиль Retro