IPB
     
 

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Последнее антре, рассказ
Монтек
сообщение 21.11.2012, 21:00
Сообщение #1


Ветеран
***

Группа: Демиурги
Сообщений: 1026
Регистрация: 30.9.2008
Вставить ник
Цитата
Из: Наш дом там где нас любят.
Пользователь №: 1005



Репутация:   41  



Последнее антре.


Моня сидел за столом и ждал, когда же подадут завтрак. Его большие ноздри улавливали приятные запахи, доносившиеся из кухни. «Опять хрустящие кусочки хлеба и сыр», – думал Моня, ожидая, все же сюрприз, на который всегда был щедр Он, и обычное поглощение пищи, порой превращалось в целое торжество. Ожидание всегда давалось Моне с трудом, вот и сейчас он ёрзал на высоком стуле, и крутил по сторонам маленькими глазёнками, в надежде дотянуться до чего-нибудь интересного, не вставая с места. Особого усилия для поиска, Моня конечно не делал. Он и сам не знал, что ему может быть интересно, а что не очень. Вот и сейчас одна рука его дотянулась до спинки соседнего стула почти автоматически, ловкие пальцы обхватили спинку и тут же, стул закачался, на одной ножке. «Вот здорово, а я и не знал, что так умею!», – подумал Моня, но стул вдруг выскользнул и с грохотом упал на пол. «Иду, иду! Не хулигань!», – раздался голос Его, и наконец, послышались шаги.
Моня всегда возбуждался от радости, глядя на большой блестящий поднос, который словно летающий остров парил над головой и приземлялся в центре стола, неся на себе подарки и угощения. На этот раз ничего нового не произошло. На подносе стоял стакан с молоком, правда Моне показалось, что оно было слишком белым, и всё те же высушенные до хрустящей корочки кусочки хлеба, которые ему очень нравились, но всё же, не приносили такого же удовольствия, как раньше. Моне хотелось чего-то другого, но чего именно он пока не знал и во всём полагался на судьбу.
Наевшись и запив тёплым молоком калорийный завтрак, Моня приятно потянулся. Вокруг рта его и на груди были крошки и капли молока. Моня старательно корчил гримасы, пытаясь дотянуться языком до крошки на подбородке, вытягивал губы то вверх, то вниз, но упрямые крошки крепко вцепились в волосы и не желали сдаваться. Собрать их не удавалось. Внимание Мони переключилось на манишку. «Странно, а где же следы пролитого молока? – думал он. – Не зря его цвет показался мне таким подозрительным».
Моне всегда нравилась дорога на работу, в отличие от которой, всегда была интересной. Иногда в соседней машине ехала, на заднем сиденье, как и Моня, собака и, останавливаясь в пробке, они так и плелись рядом. Так как это случалось не часто, он использовал случай на все сто. Собака бесилась и брызгала слюной, а Моня знай себе сидит спокойно, будто не обращает на неё внимания, лишь иногда повернётся, оскалит зубы в широкой улыбке, да и потом свернёт их трубочкой. «Странно, что собак раздражает моя улыбка, ведь Ему она очень нравиться, да и всем Его друзьям тоже», – думал Моня.
На работе случались и весёлые деньки, когда Он уходил надолго и оставлял Моню одного. Жил на свете Моня давно, и поэтому был на много умнее тех, кто появился на работе недавно. Моня умел открывать двери! Сколько он себя помнил, всегда Он привозил его на одну и ту же работу, и делать приходилось всегда одно и то же, получая за это, все тот же белый сладкий кусочек. Когда Моня выходил из комнаты и, неторопливо переваливаясь на коротких ногах, направлялся, куда глаза глядят, ни кто из встречных не останавливал его и не возвращал обратно. Напротив, все вежливо здоровались, при этом непременно нужно было подержаться за их руку. Это их особенно радовало. Сегодня с утра, какое-то смутное предчувствие не давало Моне покоя. Как будто в его жизни должно было произойти нечто важное. «Наверно это из-за представления, – думал Моня, – которое, судя по шуму и запаху, будет сегодня». А это значит, работа будет уже другая. Если раньше Моне приходилось ездить верхом на старенькой кобыле, то в новом номере нужно летать на трапеции с одним из Его друзей. Моня не боялся высоты. Он боялся только Большого Рыжего льва.
Наконец пришло время выхода на арену. В этот миг, сердце Мони замирало, время начинало бежать необыкновенно быстро, а всё вокруг сливалось в одно пёстрое пятно, и даже шум как бы переставал существовать для Мони, он слышал только Его голос.
В этот раз всё началось, как и на последней репетиции. Он, подбрасывал Моню, смешно падал, от чего Его друзья за манежем принимались ещё больше шуметь, и снова ловил. В один из таких полётов Моню поймал уже не Он, а Его друг, что качался в высоте на трапеции. Моня должен был тихо сидеть у него на плечах, пока Он и Его друг будут кричать друг на друга по очереди, и когда Он покажет ему белый кусочек, нужно будет спрыгнуть вниз. Так Моня и делал – сидел и ждал. Но вдруг, вместо того, чтобы болтаться над манежем, друг Его, держа одной рукой Моню, а другой канат, стремительно стал подниматься вместе с трапецией. Манеж становился всё меньше и меньше, даже голос Его был почти не слышен и сам Он стал совсем маленьким. «Вот это да! Наверно Рыжий лев такой же крошечный!» – обрадовался Моня своему открытию. Он уже не боялся льва, он не боялся Его. Он вообще ничего не боялся. Ему хотелось подниматься всё выше и выше, что бы весь этот мир, такой скучный и давно надоевший своей однообразностью, становился всё меньше и меньше, пока не исчезнет совсем. Раньше, Моня и предположить не мог, что мир может быть совсем другим, что если подняться над ним, больше не нужно ждать, ждать, пока принесут еды, или приведут в гости коллегу по работе Маню или вообще, что-либо от него совсем не зависящее. Он не предполагал, что можно забыть все тревоги и ожидания, несбывшиеся надежды и разбитые мечты, оставить все напрасные желания, которые так трудно исполнить самому, но и когда они исполнятся всё же, то не кажутся уже, как раньше, такими важными, а остаётся лишь слабое удовлетворение непонятно чего. Не казалось Моне важным сейчас, вообще всё вокруг, всё то, что было сейчас внизу. Ему хотелось остаться совсем одному. «А что, если останусь только Я?» – вдруг дошло до Мони. «Я! Я один!» – думал он, лихорадочно теребя канат, и начал взбираться по нему вверх. Моня никогда не осознавал себя как личность, то, что он, оказывается, может жить без Его власти. Да вообще без Него! Он никогда не отделял себя от мира вокруг, думая, что полностью принадлежит Ему. А теперь, он осознал себя в этом мире и отделял себя от него всё больше, поднимаясь вверх по канату. «Кто может быть выше меня самого?» – радовался Моня, находясь под самым куполом. «А что если может? Что, если кто-то есть? Что если Я всего лишь я?» – Моне вдруг стало грустно и очень захотелось вниз. Если бы не купол, он бы поднимался всё выше и выше, но как преодолеть это препятствие Моня не знал.
Спустившись вниз, Моня почувствовал себя совсем другим. Теперь он знал, кто он, а главное в его жизни появился смысл: «Подняться выше купола!»
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 

Быстрый ответОтветить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

RSS Текстовая версия Сейчас: 15.12.2017, 14:01
 
 
              IPB Skins Team, стиль Retro